Новости

22.04.2016

За и против: инъекции красоты

Статья взята на сайте: http://weekend.rambler.ru/health/2016/04/12/za-i-protiv-iniektsii-krasoty/

Несколько лет назад ко мне на конференции подошла женщина – огромные губы, блестящий лоб, раздутые скулы, восковое лицо. Когда она заговорила, я не сразу ее поняла. Губы двигались с трудом, речь была невнятной. Потом я узнала ее голос – это была моя давняя студентка, некогда милая блондинка с забавным и подвижным лицом. В прошлом у нее были огромные голубые глаза, но сейчас они стали заметно меньше из-за нависших бровей и круглых скул. Честно говоря, я слегка испугалась. 
illu_article_content.jpg

Русские впереди 
Она – типичная жертва революции в нашей профессии: так выглядят те, кто злоупотребляет инъекциями красоты. Считается, что эти проблемы чаще всего возникают у глупых богатых женщин. Но на самом деле попасть в разряд «передозировщиков» могут все – и даже сами косметологи. Все начинается с невинного желания стать красивее и моложе. «Барон ботокса и король коллагена» американский доктор Фредерик Брандт на вопрос, почему некоторые люди превращаются в карикатуры, отвечает: «Они просто не видят себя. Это похоже на анорексию». Ирония судьбы в том, что Брандт и сам из таких: бледное неподвижное лицо, полное отсутствие морщин и пухлые губы. Наш Сергей Зверев и то поживей выглядит. Обычный рабочий день доктора Брандта длится десять часов – за это время он принимает до сорока пациентов, проводя консультации и делая инъекции в семи рабочих кабинетах с помощью многочисленных ассистентов. «Самым младшим моим пациенткам чуть за двадцать. Но большинство людей начинает замечать признаки старения после тридцати пяти лет», – го¬ворит он. В документах американской FDA (организации, отвечающей за нормативы еды и лекарств) инъекции ботокса по эстетическим показаниям ограничены возрастом от восемна¬дцати до шестидесяти пяти лет. Тем, кто моложе или кто старше, медики не рекомендуют подставлять лицо под иглу: данных о результатах маловато. Средний возраст европейских пациентов составляет пятьдесять один – пятьдесят два года, судя по многочисленным исследованиям в разных странах. Еще в 1900 году хирурги пытались увеличить губы пациенток с помощью инъекций парафина, но безуспешно. В 1960-е в обиход вошел жидкий силикон. В 1980-е косметологи перешли на бычий коллаген. Сейчас для этих целей используют средства, содержащие гиалуроновую кислоту, – рестилайн и юведерм. Во Франции врачи отмечают, что пациенты младше тридцати лет обращаются к ним крайне редко. В России средний возраст пациентов эстетической медицины на десять-пятнадцать лет меньше и практически каждый врач имеет опыт работы с молодыми женщинами, даже моложе двадцати пяти. Многие «подсаживаются на иглу» и возвращаются за новой дозой ежемесячно, хотя делать инъекции больше двух раз в год не рекомендуется. Некоторые врачи нередко делают себе инъекции чаще, чем рекомендуют это пациентам. 

Три опасные буквы 
Застраховаться от «передозировки» не может никто. Но есть те, кто больше всех рискует перейти в категорию «игломанов». По мнению Дэвида Сарвера, психолога-исследователя из медицинской школы Университета Филадельфии (США), среди пациентов пластических хирургов и врачей эстетической медицины от шести до пятнадцати процентов страдают от расстройства восприятия собственной внешности, которое называется body dysmorphic dysorder, сокращенно BDD. Дисморфомания, или дисморфофобия, как ее называют у нас, – это психическое расстройство, при котором человек уделяет излишнее внимание небольшим, а иногда и воображаемым дефектам собственной внешности. Косметологам хорошо знакомы ее проявления: так называемый симптом зеркала – такие пациенты постоянно изучают свое отражение в попытках найти выгодный ракурс и определить, какая именно коррекция поможет им избавиться от проблемы. Именно люди с расстройством самовосприятия «не видят себя», как говорит доктор Брандт. Откуда это расстройство? Возможно, у таких людей есть некоторые аномалии участков головного мозга или нарушения обработки зрительной информации. Не исключено, что они действительно видят в зеркале нечто отличное от того, что видят окружающие. Вспомните великого живописца Эль Греко – излишне вытянутые тела и фигуры, которые он изображал, некоторые специалисты объясняют просто особенностью его зрения. Многие врачи распознают подобных пациентов уже на первой консультации, а дальше решают: «подсаживать» девушку или честно объяснить, что есть и другие способы похорошеть. Если срабатывает первый сценарий, то врач постепенно, шаг за шагом, превращает лицо пациентки в маску. А затем начинается фильм ужасов: меняются линии скул и овал лица, положение бровей и форма глаз. Красавицы, которые еще недавно выглядели в сорок пять на сорок, начинают выглядеть как женщины без возраста. Им то ли тридцать, то ли пятьдесят. Что может быть хуже? Некоторые врачи, обнаружив признаки BDD, рекомендуют проконсультироваться у психолога, психотерапевта и даже психиатра. «Очень часто женщины, которые пытаются изменить внешность, на самом деле страдают от других проблем, – говорит Сергей Мартынов, директор психологического центра «Просвет». – Но разобраться с внешним намного проще, чем с внутренним». Другими словами, такие женщины надеются, что, став красивее (моложе, эффектнее), они наконец найдут личное счастье, работу и т. д. А когда этого не происходит, становятся зависимы от операций – и все равно не получают того, ради чего все затевалось. 

Короткое счастье 
Иногда «передозировка красоты» может быть и банальным осложнением, связанным с врачебной ошибкой. Если вы видите, что врач сам «на игле», лучше сразу с ним расстаться. Если вы доверились ему, но результат вас не устраивает, вы считаете его неестественным – надо как можно быстрее обсудить проблему с врачом. В случае «передозировки» есть достаточно много методов избавиться от побочных эффектов, но эффективность многих из них зависит от скорости ваших действий. Врач может уменьшить объем филлеров с помощью специальных препаратов, разрушающих гиалуроновую кислоту. При передозировке ботулотоксина также можно многое успеть исправить. К сожалению, любой врач, пусть и самый опытный, может совершить ошибку. Уверенный в себе профессионал всегда отвечает за свои ошибки. Допустим, после инъекций пациентка счастлива, но душевный подъем сохраняется недолго. Дэвид Сарвер заметил, что радость от результата после косметических вмешательств длится всего несколько месяцев. Удовлетворенность пластической операцией в большинстве случаев сохраняется не более двух лет. Пациенты с BDD радуются еще меньше. Но даже не страдая дисморфофобией, можно развить в себе комплекс неполноценности. Одна из моих пациенток, молодая состоятельная женщина, победительница нескольких конкурсов красоты, плакала от того, что не решалась поехать с друзьями на тропические острова. Почему? Потому что абсолютно все женщины ее круга прооперировали грудь и загорали топлес, а ее грудь была хоть и практически безупречна, но при этом очевидно натуральна. «Неоперированная грудь – это как натуральные зубы!» – говорила она сквозь слезы. Другая пациентка перестала общаться с подругами, которые были моложе ее на несколько лет. «Когда мы в одной компании, заметно, что я старше! Сделайте что-нибудь, чтобы я выглядела на двадцать пять, я скучаю по своим подругам!» – умоляла меня она. А многие женщины-«передозировщицы» еще и уверены в том, что, скорректировав себя, становятся более привлекательными для мужчин. Знали бы они, как часто мужья умоляют косметологов вернуть женам нормальный облик! Ко мне на консультацию не раз приходили мужчины и просили «сделать что-нибудь», чтобы приобретенная красота их подруг исчезла как можно быстрее. «Я не могу на нее смотреть, мне страшно», – сказал мне однажды муж одной из пациенток, которая сама была собой очень довольна. От мужа другой своей пациентки я услышала: «Может быть, вы мне уже скажете, когда наступит «зато»?» И пояснил: «Она мне все время говорит, что сейчас она в синяках или корках, но зато потом будет красавицей». Он явно не хотел дожидаться заветного «зато».

По разные стороны баррикад 
В 2007 году состоялось знаменитое интервью-дуэль легендарных врачей – доктора Николаса Перриконе и того самого Фредерика Брандта. Доктор Перриконе, которого называют Анти-ботокс, никогда не делал себе инъекций и горячо убеждает своих пациентов отказаться от инъекционной коррекции – только здоровое питание, физическая активность и качественный косметический уход. Самые известные пациенты доктора Перриконе – Кейт Бланшетт, Ким Кэтролл, Джулия Робертс и Ума Турман. Поклонницы и поклонники доктора Брандта – Мадонна, Ким Новак, Джон Траволта, Стефани Сеймур. На мой взгляд, внешность первых и вторых отлично иллюстрирует оба подхода. Лично я – за Джулию и Уму. Я отношусь к той немногочисленной категории врачей, которые вообще не делают инъекций – ни пациентам, ни себе. Да, с годами мой косметический уход становится более интенсивным и занимает больше времени, но его результаты (а я могу оценить их не только визуально) меня вполне устраивают.

Возврат к списку